пятница, 11 мая 2018 г.

День победы для моих бабушек и дедушек

Оба моих дедушки воевали во Вторую Мировую. Одна моя бабушка работала медсестрой, а другая оказалась на оккупированных территориях. Вот, как они относились к войне. 

У моего дедушки-штурмана на праздник победы всегда портилось настроение. Дело в том, что в начале войны он участвовал в засекреченных вылетах бомбардировщиков на Берлин. Всю его жизнь от этой секретности были проблемы. Во-первых, дедушкин самолет был обстрелян, в тылу своими зенитчиками, из-за того, что секретными эти вылеты были и для советских военных. Тогда дедушка получил ранение в бедро. Во-вторых, из-за того, что он получил ранение в тылу, это ранение не считалось боевым и советское государство плюшек за это не давало. И, в-третих, после войны на государственном уровне эти засекреченные вылеты участием в войне не признавались. Об этом запрещалось говорить. Поэтому мой дедушка, боевой лётчик-штурман, подполковник, участник войны, раненый во время боевого задания, официально не был ни участником войны, ни ветераном. В советское время он даже не имел права объяснять, почему он не участник войны и не ветеран. Скупые подробности он нам рассказал после начала перестройки. Дедушка тяжело это переживал.  

Мой другой дедушка был артиллеристом и был ветераном. Артиллерия стоила ему слуха — после обстрелов всю жизнь он плохо слышал. Безо всякой секретности он не рассказал ничего ни жене, ни детям, ни внукам. Ни слова. Когда его спрашивали, он отвечал, что пока не умрут все ветераны, правды о войне не скажут. В день победы он мрачнел и тихо выпивал. Для меня его молчание о войне было красноречивей любых рассказов.  

В июне 1941 года моя бабушка заканчивала первый курс энергетического института в Белоруссии. Первые месяцы войны первокурсниц мобилизовали разгружать вагоны с ранеными. Составы шли сплошным потоком. Круглые сутки бабушка сортировала людей на живых и мёртвых. Решала, кого грузить в трамваи и сопровождать до больницы, а кого оставить умирать. Больницы были переполнены. В бабушкиной дружине не было мальчиков, поэтому студентки таскали раненых на руках вчетвером. Почему не было мальчиков? Не потому, что Вторая Мировая. Всех парней уже убили на финской войне. Осталось несколько инвалидов.  

По иронии судьбы моя бабушка-медсестра, которая сама в боевых действиях участия не принимала, оказалась ветераном войны. Каждый раз, когда она рассказывала про раненых, она плакала. На праздник победы 1988 года я упросил её выступить в школе. Бабушка пришла ко мне в школу, рассказала, как они разгружали составы и сортировали людей на мёртвых и живых. И живых — на безнадёжных и тяжелых. Потом ей стало плохо, и со дня победы она загремела на месяц в больницу с тяжёлыми инфарктом. Поэтому праздник победы для моей бабушки был всегда траурным днём.  

Моя другая бабушка заканчивала школу, когда их город оккупировали немцы. Всех здоровых женщин в возрасте 16+ угоняли в на работы в Германию. Бабушку тоже должны были угнать, но она подправила себе метрики, чтобы быть на год младше. Через год немцы ушли. Не знаю, что произошло с теми женщинами, которых угнали, но моя бабушка страдала всю жизнь от того, что оказалась на оккупированных территориях. Это надо было писать в каждой анкете. С таким пятном могли не взять на работу, могли не принять в институт, не принимали в партию. Этим фактом бабушку чиновники изводили всё советское время. Даже её дочке, моей маме, об этом напомнили при поступлении в институт в 1970 году. Маму лишили стипендии. 

Поэтому день победы был для нашей семьи траурным событием. Кончено, все радовались, что война закончилась, что собрались вместе. Но это были поминки по погибшим, а не праздник. Поминали старшего дедушкиного брата, умершего от ран после войны, и погибшего на фронте младшего. И бабушкиного брата, пропавшего без вести. И бабушкиных подруг, угнанных в плен. И тех раненых, которые умирали в поезде и на вокзале. И лучшим аккомпанементом казалось молчание или тихий-тихий разговор.

среда, 25 апреля 2018 г.

Чем и как лечилась моя семья в СССР

Я против запрета на ввоз в РФ любых лекарств. Я помню, как с 1985, когда мне было семь, примерно до 1995 года в Москве не было никаких лекарств, которые есть сейчас.

От бронхитов мы лечились просроченными горчичниками, новые были в дефиците. Ставили банки: у нас остались от прабабушек стеклянные колбы. На карандаш наматывали вату, пропитывали в спирте, поджигали, грели банку в языке пламени и прижимали к спине.

Из обезболивающих был только анальгин, который мы жевали, когда болели зубы. Когда болела голова, и анальгин не помогал, обматывали голову полотенцем. Ещё был цитрамон, но он помогал слабо.

При ожогах мы мочились на ватку и прикладывали её к ожогу. Когда была высокая температура, мы смачивали марлю водой и клали на тело, чтобы сбить жар. Ещё принимали ложку малинового варенья или мёда, тоже чтобы сбить температуру.

С антибиотиками я столкнулся только один раз, когда у меня было осложнение после кори. Тогда мне прописали три таблетки ампициллина. Доставали их через дедушку, который работал в Госплане.

От вирусов пили сульфадиметоксин, бисептол и кальцекс, ели лук и чеснок.

Ещё мы жевали глюконат кальция и пили аскорбинку от авитоминоза.

Из мазей была только календула. Ещё были капсулы с витамином Е, которые мы прокалывали, выдавливали из них масло и мазали губы от лихорадки.

Горло лечили полосканиями смесью соды, соли и йода. Ещё варили яйца и грели ими горло снаружи. Для лечения стоматита во рту готовили густой сахарный сироп, капали в сироп зелёнку и мазали язвочки во рту.

Отравления лечили активированным углём. От изжоги пили разведенную соду. При запорах ели чернослив или пили касторку. При тошноте пили разведенную марганцовку, по вкусу и цвету похожую на арбузный сок.

Если болели уши, мочили ватку борным спиртом, засовывали в ухо и обматывали голову шерстяной повязкой. От серных пробок избавлялись с помощью перекиси водорода — закапывали в уши. Вместо ушных палочек были заточенные спички с намотанной ватой.

У бабушек и дедушек были проблемы с сердцем, и они лечились валидолом, валокордином и нитроглицерином в таблетках. К шестидесяти годам у них уже было по два-три инфаркта.

Никаких прокладок и тампонов для женщин не существовало, поэтому было только одно средство от месячных — много-много ваты обёрнутой марлей зажать между ног. Ваты и марли уходили килограммы. В аптеке вату и марлю продавали мало. Одну-две упаковки в одни руки. Поэтому мы ходили за ватой и марлей всей семьёй, чтобы рук было больше. Когда кончалась вата использовали тряпочки.

От близорукости были очки и стеклянные линзы, от которых роговица глаза прорастала сосудами. Стеклянными линзами для глаз можно было порезаться. При резком повороте головы, такие линзы слетали и терялись. Даже с очками были проблемы. Стекла вываливались из оправ. Мой папа, старший научный сотрудник, клеил свои очки эпоксидной смолой.

Гнойные воспаления глаз лечили чаем. Использованную заварку насыпали в марлевые мешочки, пропитывали чаем и клали на глаза.

Когда я был маленьким, в больницах были стеклянно-стальные шприцы, которые дезинфицировали в тепловых шкафах нагреванием до двухсот градусов. К концу восьмидесятых прошла кампания по запрету многоразовых шприцов. Все шприцы в поликлиниках и больницах отправили на бой, то есть уничтожили. Однако позднее оказалось, что в СССР не хватает одноразовых пластиковых шприцов и нету игл к ним. В больницах принялись кипятить одноразовые шприцы и иглы, чтобы использовать их вторично. Одноразовые шприцы выдерживали два-три кипячения.

Это кипячение привело к эпидемии гепатита и других заболеваний, потому что кипячение — это сто градусов, и эта температура не могла уничтожить все бактерии и вирусы, как это происходило в тепловых шкафах при двухстах градусах. В тепловых шкафах одноразовые шприцы плавились. Поэтому мы старались не делать никаких уколов.

В конце восьмидесятых разрешили гостям из-за рубежа приезжать в СССР. Все, кто нас посещал, привозили чемоданы, набитые одноразовыми шприцами разного объёма. От миниатюрных инсулинок в один кубик, до шприцов-гигантов объёмом в десять кубиков. Еще везли капельнцы, катеторы, силиконовые трубочки, которых не было в больницах.

Из-за того, что в аптеках было пусто, была популярна народная медицина и целительство. Кашпировский и Чумак по радио и телевизору «заряжали» воду. Бабки у метро торговали настойками и отварами. В газете «Из рук в руки» была медицинская рубрика с народными средствами. Для многих главным лекарством была водка и коньяк.

Это всё происходило в Москве. Мои родители имели высшее образования и работу. У наших бабушек и дедушек были связи. Один дедушка был полковником авиации в отставке. Другой работал в Госплане. Одна бабушка работала в пищевом министерстве, а другая была ветераном войны, и ушла на пенсию, будучи начальником в организации, которая в СССР занималась проектирование гидроэлектростанций. Я даже боюсь подумать, как жили люди, у которых не было таких хороших обстоятельств.

Я не хочу, чтобы в современной России люди снова так выживали.

вторник, 24 апреля 2018 г.

РосКомНадзор, выпей море

Почему-то СМИ на удивление мало внимания уделяют борьбе Роскомнадзора и Телеграма, хотя это самое важное, что происходит в мире прямо сейчас. Сейчас рождается глубокий интернет, и рождается он в России, и главный акушер - это РосКомНадзор, не даром возглавляемый медиком.

Если поискать во Вконтакте слово “РКН”, приходишь в ужас. Куда смотрит правительство? Такого обилия угроз конституционному строю России я ещё не видовал. Оказалось, не важно чей Крым, когда в онлайне недоступен Варкрафт!

Хвала РосКомНаздору, ему удалось разбудить обывателей. Люди, которые годами играли в онлайн игры, в озверении взывают к конституции. У игроков, полжизни стрелявших в онлайне, в оффлайне руки зачесались по-настоящему. Пользователи отрабатывают характерный замах рукой, пуская самолетики. Любители порно страстно листают руководства по созданию шифрованных тоннелей. Подростки щеголяют друг перед другом стойкостью и скоростью шифрованных соединений. И вопросы дня: “А какой у вас... VPN?”, ”А вы уже пробовали... прокси?”, “А у него встал... Телеграм?”

Народ в ярости и народ ржёт. Заблокировали шрифты! Заблокировали порно! Заблокировали списки заблокированного. Заблокировали виртуальные стрелялки и бродилки. Заблокировали обновления безопасности. Даже кремлёвские боты и ольгинские троли заткнулись на форумах, посвященных вони от гниющего в подмосковье мусора. Заткнулись, потому что РосКомНадзор заблокировал их тоже. Некому восторгаться, как хорошо дышится в Ядрово. Заблокировали систему Гас “Выборы”. Заблокировали антивирусы. Заблокировали сами себя.

IT специалисты всего мира следят за битвой РКН со связностью сети интернет. Ещё бы, бесплатное зрелище фатального эксперимента! Спецслужбы всех стран в ужасе наблюдают за происходящим. Это контрсанкции, от которых все разведки в панике. Никаких шуток!

Знаете, почему в развитых странах боятся трогать интернет? Потому что открытый нешифрованный интернет – это, как поверхность озера, по которой носятся интернет сёрферы, летают видео ролики, порхает музыка, плывут имэилы и текут чаты. Но кроме необъятной поверхности у “озера”, есть мутное подводное пространство, которое на порядок необъятней поверхности.

Пока пользователи сети интернет на поверхности “озера”, они на виду, у них есть адреса, видно, куда и откуда они плывут, слышно о чём говорят, видно, что смотрят. Однако стоит пользователям уйти “под воду”, и ни одна разведка уже ничего не увидит, не услышит и не прочитает. Поэтому силовики развитых стран боятся “дышать” в сторону интернета. Только бы пользователи не ушли “под воду”.

В глубоком интернете каждый пользователь – передатчик. Поэтому ограничение глубокого интернета – это низкая скорость. Эта скорость зависит от количества пользователей глубокого интернета. Пока пользователей мало, скорость мала, и ролики с ютьюба там не посмотришь. Но скорость будет расти в геометрической прогрессии от количества пользователей.

Сегодня Телеграм, это подводная лодка, которая создана для комфортного погружения в глубокий интернет. И РосКомНадзор запихивает пользователей в эту подводную лодку и учит их ею пользоваться. Готов спорить, в Кремле сейчас телефон раскалился от звонков глав всех стран. Просят оставить Телеграм в покое, чтобы не кормить глубокий интернет.

Но у телефона сидит пожилой и усталый человек, у которого даже нет смартфона. Человек вздрагивает от каждого крика за окном и нервно поглаживает красную кнопку, и не догадывается, что кнопка уже ни к чему не подключена, а его РосКомНадзор пытается выпить море...  

понедельник, 20 ноября 2017 г.

В 57-ой школе кончились чернила, министерство образование помочь не может, одна надежда на возвращение фонда Сороса

      Напомню предысторию: после известного скандала в сентябре 2016 года из Пятьдесят Седьмой школы ушёл старый директор. И с тех пор уже полтора года Министерство Образования не может назначить нового директора школы. С сентября по март ИО Т. и фаворит Б., с марта по май безвластие во власти ИО Т., с мая бессменный ИО Т. и фаворит Щ., в августе сообщили, что никакой он не фаворит, а только до декабря 2017.

      Смута продолжается, и всё больше учителей горюет о “старых добрых временах”, и уже поговаривают, что и не ясно, то ли были нарушения, то ли не были. Лучшей стратегии для рекламы “старого доброго времени” не придумать. Чем плох бессменный ИО? Тем, что он временщик, как и все чиновники. Тем, что он формально управляет школой, пытаясь не нарушать ни одного правила министерства образования РФ. А это в сегодняшней России означает не делать ничего. “Как бы чего не вышло” – часто говаривал “Человек в футляре” и в конце концов скончался. Так и сегодняшнее руководство школы…

      По факту школу душат. Какие проблемы у лучшей математической школы, выпускники которой работают в ведущих корпорациях по всему миру? У школы, которую за глаза обвиняли в том, что она элитарная, и что там учатся дети чиновников? Вот крик о помощи одного из учителей:

      “Пипл, после небольшого перерыва обращаюсь за помощью для школы. В библиотеке сломался принтер Color LaserJet pro MFP M177fw - после замены картриджа не проходит инициализацию (висит) и не дает вынуть картридж и заменить его обратно. Денег на ремонт нет, так как ДИТ (служба поддержки школ) отказалась ремонтировать. Якобы они только компы чинят, не принтеры. Кто знает надежного спеца с выездом?

      Время идёт, вопрос не решается, учитель снова просит о помощи:

      “Народ, я повторяю свою просьбу помочь с ремонтом (скорее всего пустячным) принтера в библиотеке главного здания. Причём главная проблема не деньги, а то, что я не очень понимаю, к кому обратиться. Если вы знаете ответ на этот вопрос - откликнетесь! Если вы знаете контакт старой выпускницы нашей школы Т., дайте мне её координаты или покажите ей, что я ищу ответ на этот вопрос (есть мнение, что она умеет ремонтировать принтеры, так как руководит отделом разработки в Samsung) или попросите наших выпускников из Кремневой долины прислать принтер. Так же свяжитесь с господином С. президентом Ассоциацией Выпускников 57 школы, говорят он работает в Чикаго. Принтер фирмы HP, напоминаю. Временным решением могло бы быть выделение старого принтера, если у вас такой есть, например, серий HP 1018-1020-1022, на замену, а это этот M177 уж очень капризный и дорогой в расходниках.”

      Не спешите смеяться над доведённым до ручки учителем. Конечно же, он знает, где в Москве ремонтируют принтеры, но заплатить деньги за этот ремонт невозможно, потому что чиновники говорят, что есть ДИТ, служба поддержки школ, а ДИТ говорит, что принтеры не ремонтирует - круг замкнулся. А за дикцию никто не отвечает, как говаривал классик. А Серебренников уже сидит. Вот, и ищет учитель доверенных рукастых выпускников, чтобы за чашку чая отремонтировали принтер в лучшей в России математической школе.

      Есть мнение, что надо поставить свечку министру образования, и принтер спустится с небес в виде золотого дождя. Помогите школе, госпожа министр, хотя бы золотым дождём. Можно ещё в школьной канцелярии утвердить докторскую диссертацию Мединского, вдруг поможет принтером, все-таки родственное ведомство.

      В очередной раз спрашиваю, эй, вы там, наверху, а вы уверены, что у ваших искандеров заправлены картриджи? Не пора ли девочек поменять, чего ждёте? А то, вот, так в одной стране ждали-ждали, а как дали по ушам в августе 1991, так и ждать перестали, и до сих пор не ждут, шерсть на носу...

воскресенье, 22 октября 2017 г.

Кататоническая Катахреза (стихотворение)


В Каталонии по лесу шла Катюша. В неглиже?
Нет, на ней наряд-катúби, весь из ткани-брокатéль,
Нарукавники-мангóты. В небе русский супперджет
Пролетает на закате. Катя, выпей мускатель.
Зýбок жемчуг, жемчуг-скáтень, улыбаясь, обнажи,
Губки влажные в мускате, сарафанчик, как некстати,
Проч катáнка-безрукавка, брось катáну и ножи,
Упади спиной на скатерть, и поедем, и покáтим...
В Каталонии Катюша, так прекрасна! И нага?
Вру, на ней наряд-катúби, весь из ткани-брокатéль
Нарукавники-мангóты. Вижу, "а ля катогáн",
Тебе сделал парикмахер, Катенька, пойдем в отель...

"Друзьям" докторские диссертации, всем остальным правила ВАКа

В связи с просто-таки порнографической историей с диссертацией министра культуры вокруг появились высказывания типа "Грош цена степени, полученной в России". Так говорят люди, которые не в теме того, как сложно в России защитить кандидатскую, а тем более докторскую диссертацию рядовому человеку. 

Прежде всего надо поправить многих уважаемых людей, далёких от науки, в определениях. Я часто слышу фразу в Российских СМИ о русских учёных за рубежом: "Такой-то защитил докторскую в США", "У такого-то докторская по экономике". Это грубая ошибка, так говорить. Такой-то смущённо замолчит в такой ситуации, потому что ему приятно, как это звучит "докторская", хотя у него всего лишь PhD, то есть кандидатская степень. Называть PhD докторской это грубая ошибка. Такая, как если бы вы перепутали звание капитана и полковника. Капитану будет приятно, а полковник будет оскорблён.

Дело в том, что в Российской науке есть две степени: кандидат наук и доктор наук. Кандидат наук - младшая, а доктор - старшая. Во всем научном мире кандидатская приравнивается к PhD. Что такое российский доктор наук, в других странах понимают с трудом, в силу своей развитости. Поэтомy, ещё раз, называть PhD докторской степенью грубая и глупая ошибка.

Чем так важна настоящая докторская степень в России? Почему вокруг неё так много шума? Российская степень доктора снимает большинство ограничений, которые накладывает на учёного ВАК, Высшая аттестационная комиссия.

Основная разница между кандидатом наук и доктором в том, что кандидат наук бесправный учёный-раб, который ни на что не имеет права. В то время как доктор наук имеет очень широкие права.

Кандидат наук может быть официальным руководителем аспиранта на защите при очень большом наборе почти невыполнимых требований, в то время как доктор наук может руководить практически любым аспирантом. Кандидат должен быть на должности старшего научного сотрудником в звании "старшего научного сотрудника" или иметь звание доцента. 
Иногда проще защитить докторскую, чем достичь такого уровня. Потому что чтобы стать старшим научным сотрудником, надо отработать пять лет младшим, потом пять лет научным сотрудником, и только тогда можно стать старшим научным сотрудником. Еще пару лет надо потратить на получение звания "старшего научного сотрудника". Всё это годы подневольной работы по чужим темам, когда кандидат наук фактически руководит аспирантами, а за пару месяцев до защиты аспиранту назначают руководителя доктора наук, просто потому, что ВАК не допустит к защите аспиранта с руководителем кандидатом наук.

Главное же ограничение у кандидата - ограничение по теме научной диссертации аспиранта. Даже если всё вокруг кандидата наук сложится удачно, и он сможет официально руководить аспирантом на защите, всё равно его аспирант сможет защитить диссертацию только по такой же специальности, как у кандидата-шефа.

Специальность имеет трехзначный шифр. Этих тем в точных науках туева куча. Вот они, самые страшные проявления ВАКа в точных науках. Смотрите паспорта научных специальностей на сайте ВАКа. Почему это так страшно? Потому что для каждой специальности есть два-три диссертационных совета на всю Россию, которые имеют право принимать диссертации по конкретной тематики. Эти советы периодически проходят аккредитацию, которая длится иногда годами, и тогда в этот совет выстраивается очередь из диссертантов. По этой причине защита может откладываться на два-три года просто потому, что нет нужного диссертационного совета. В это время аспирант уже не аспирант и его гонят из общежития, призывают в армию, но это уже мирское...

Как это работает? На моём личном примере, когда я защищал кандидатскую по квантовой химии, это фактически математика в химии, в 2006 году в паспорте научных специальностей не было квантовой химии, поэтому я защищался по специальности "Физическая Химия". Теперь же, когда появилась такая специальность "02.00.17 Математическая и квантовая химия", все мои аспиранты не могут быть моими на защите, потому их тематика по новой классификации не совпадает с моей "02.00.04 Физическая химия". Поэтому я ни при каких условия не могу руководить аспирантами на защите, пока не стану доктором наук. Потому что для доктора нет никаких ограничений. Доктор наук может руководить аспирантом в любой специальности.

Почему так важно руководство аспирантами? Для рядовых учёных, это деньги, это рабочий коллектив, это соавторство в статьях, это возможность проводить собственные исследования, возможность подавать на большие гранты, включать туда своих аспирантов, организовывать большие рабоче группы.

Однако есть самое важное следствие степени доктора наук. Согласно законам ВАК руководство аспирантом другой специальности для доктора наук это ключ в те сферы науки и в те институты, где он специалистом не является. 

Вот поэтому министру так важно оставаться доктором наук, для доктора нет никаких ограничений. Доктор наук может руководить аспирантом в любой специальности. То есть завтра министр культуры всплывёт руководителем аспиранта по ядерной физики и разработанные ими физические законы будут работать так, как угодно партии. И руководство ВАКа снова разведёт руками и скажет, что согласна нашим правилам доктор исторических наук имеет на это право. 

Что же касается нас, рядовых учёных, то как это водится, за богатых платят бедные, так и мы рядовые учёные платим своим трудом втрое, защищая наши рядовые кандидатские диссертации по зверским правилам ВАК только для того, чтобы "те у кого надо нога" могли получать докторские диссертации на халяву и руководить нами. А сейчас ещё появятся любопытствующие бездельники, которые предложат зверские правила ВАК ужесточить ещё. Для кого ужесточить? Для министра? Нет, для рядовых учёных.

Привет чиновникам с ворованными или ненаписанными диссертациями, тем чиновникам, которые имеют право отсеивать кандидатуры президентов РАН и умудрились отсеять академика РАН Алексея Хохлова, у которого самые высокие научные показатели из всех кандидатов.  

пятница, 6 октября 2017 г.

Любовь на "Ка" (18+)

Рифму! Рифму к слову "Катя" 
Всё пытаюсь отыскать я,

Нахожу, вставляю в строфы - но построили штрихи
Строчек справа Катин профиль, вот упрямые стихи!

Гласные в строку стекают, с ней согласны, как на зло,
Рифма сыщется такая - катей свяжет, как узлом.

Как прогнать змею-кручину, подколодную мою,
В рифму гласные подкинут снова Катю, "а" и "ю".

Математикой от Кати отвлекусь. Там столько кать...
Уравнения Рикатти... катетом котангенс... МАТЬ!

Спину гнёт в квадрате Кати. Кто? Гипотенузный кот.
Катет лап плюс ножек катет, всё в квадрате всё даёт.

Мало мне адреналина? Подступает к горлу ком,
Хуже, есть Екатерина, Кати имя целиком.

И поехало: витрина, там уже в нетерпеже
Ожидает балерина на перине в неглиже.

Одевайся компаньонка, марш на поезд, всё в багаж:
И корзина, и картонка, и картину в саквояж!

Что? Какая собачонка? Та, что начала расти?
Не смущай меня, девчонка! Пёс уменьшится в пути.

Балерину приютили, ублажали, как могли,
Наконец кобылу в мыле запихали в кринолин.

Хватит! Но не тут-то было, просит женщина: "Мон Шер",
Всё исполнила кобыла: пляски, танго, вальсы, тверк.

Балерину проводили, у собаки аппетит!
И ревут автомобили, уши вянут... что, прости?

Уши вянут у Катюши, Катя, Катенька, катись,
С Катей кот слетел с катушек. Кошка, что ли, окатись?

Вдруг звонок из "telegramа": 
- Помнишь, танцы, танго, тверкинг? -
Пишет давешняя дама. - Милый, у меня задержки!
                                                                                    ...Акушерки
                                                                                                И примерки,                         
                                                                                                          Пионерки,
                                                                                                                  Фейерверки.
                                                            

                    4-5.10.2017