среда, 26 ноября 2014 г.

Как изменилось положение ученых в современной России

Это сообщение продолжает серию постов про устройство и проблемы науки в России. Уже было показано, из каких научных кадров состоит научная лаборатория, а так же о то, как образование связано с наукой. Теперь пришёл черёд рассказать: что произошло с разными типами учёных после распада СССР и что делать, чтобы наука снова заработала.

В 1990 году фактически закончилось финансирование науки. Вот что произошло со всеми научными работниками, когда у правительства кончились деньги. Зарплаты указаны в долларовом эквиваленте на апрель 1991 года, когда $1=30 руб.
Для понимания беды, вот какая была динамика курса доллара:
Апрель 1991 — $1=30 руб.;
Декабрь 1991 — 1$=170 руб.;
1992 год 1$=400 руб.;
1993 год 1$=1200 руб.;
1994 год — 1$=3500 руб.

При этом зарплата пересчитывалась с запаздыванием на три месяца, и задерживалась на месяц. В общей сложности к 1994 году зарплаты в долларовом эквиваленте увеличились только в 2-3 раза.

На схеме показано, что произошло с научными кадрами лабораторий институтов:

Лаборанты – отправились переучиваться и искать другую работу. Для науки это минус – будущие ученые лишились стандартных простых умений.

Инженеры – люди с профессиональными навыками и квалификацией в слесарном, столярном, стеклодувном, деле, в электротехнике, потенциальные компьютерщики, они сменили работу или уехали за границу. Наука потеряла свою производственную базу, закрылись цеха и мастерские, например, таковые были на подвальном этаже химфака МГУ и при многих НИИ. Наука потеряла будущих системных администраторов и специалистов IT.

Аспиранты и младшие научные сотрудники – отправились доучиваться за границу или пошли работать в офисы. В науке образовалась возрастная дыра.

Научные сотрудники – зарплата этих узких профессионалов упала и они ушли в бизнес или за границу. Наук потеряла свои руки.

Старшие научные сотрудники – смогли переориентироваться, остались в академических институтах на половине ставки. Большинство подрабатывало в бизнесе и в образовании. Часть из старших научных сотрудников стала Завлабами. Для науки это большая удача, потому что эти старшие научные сотрудники – это семена интеллектуального возрождения российской науки. Те из этих людей, кто еще жив и по сей день в свободное от заработков время приходят в академические институты "пить чай". Только эти работники хранят знания и навыки и знают, что и как делать. Они готовы, передать опыт молодым ученым.

Здесь уместна военная аналогия: старший научный сотрудник - это кадровый офицер; научный и младший сотрудники это контрактники. Аспиранты и студенты - это призывники. Если уволить контрактников и призывников, придут другие, но если уволить старших научных сотрудников – кадровых офицеров науки, всё рухнет, и можно закрывать лабораторию вместе с целым направлениями в науке. Только в отличие от армии, каждая конкретная лаборатория уникальна и неповторима, так как создавалась и строилась десятилетиями.

И, наконец, Завлабы – это доктора наук, у них большие надбавки за чтение лекций, ведение семинаров, преподавание в школах, участие в экспертизах, поэтому многие из них начали активно преподавать. Некоторые стали академиками. Надо понимать, что это самые достойные учёные, потому как зарплата академика ниже, чем у хорошего программиста. Поэтому последние двадцать лет в академики шли в основном идейные ученые-энтузиасты.

Сегодня, когда с 1990 года баррель нефти подорожал в среднем в 15 раз заплаты учёных и преподавателей продолжают оставаться 2-3 раза ниже, а у молодых специалистов даже в 3-4 раза, чем таковые на трудовом рынке.

На рисунке "Научная лаборатория 2008 — 2014 года" указаны зарплаты, которые научные работники получают на руки и какая зарплата их ждёт на трудовом рынке:

Из иллюстрации следует, что последние 6 лет только из российской науки и образования, из «мозговой части» России продолжают утекать мозги. Они уходят на заработки.

Как долго можно существовать без мозга? Животные могут существовать без мозга до нескольких минут. Доисторические динозавры могли обходиться без мозга до часа. Государства могут существовать без мозга несколько лет. Но без мозга конец всегда один – смерть и разложение.

Кто может реформировать Академию Наук? Пусть каждый спросит себя, какой части своего тела он готов доверить реформировать свой мозг? Зубам? Рукам? Ногам? Желудку? А задницей кто-нибудь готов реформировать свой мозг? Никто. Что вы хотите для ваших детей?Вы хотите, чтобы они маршировали строем? Или вы хотите чтобы они заучивали устав? Или, может быть стояли на посту? Нет, все хотят мозги своих детей с помощью мозгов.

Почему же тогда в масштабе всей России, можно позволить реформировать Академию Наук кому-то кроме Академии Наук? Сегодня у нас Академию Наук собираются реформировать худшем случае задницей, а в лучшем зубами. Есть ли сомнения, чем все это кончиться для России? Уже кончается для России.

Есть такая английская поговорка, что даже самый лучший костюм будет плохо сидеть, если его застегивать не на те пуговицы. Так что, граждане России, заканчивайте ругать Академию Наук, и научитесь правильно застегивать пуговицы на костюме.

Так же это сообщение вы можете прочитать на моем блоге на "Эхо Москвы".

1 комментарий:

  1. Увы, верно, настолько верно, что вешаться хочется
    Я вернулась из-за границы, думая, что вот получится что-то сделать хорошее...Ничего не получилось....

    ОтветитьУдалить