суббота, 8 ноября 2014 г.

Черная осень 13 года

11:19 , 15 ноября 2013

Черная осень 13 года

       Катастрофа в науке и образовании осенью 2013 года приобретает чрезвычайный размах, сравнимый по масштабу с имевшим место в период 1990-1993 годов. В научно-преподавательском сообществе вокруг сплошные увольнения и снижения зарплат, задержки финансирования, невыплаты по грантам, слухи, парализующие работу учебных заведений и лабораторий. В МГУ. В медицинских институтах. В бауманке. В институте биологии развития. Повсюду в университетах и научных институтах РАН России. Жертвами преступной политики, становится все больше людей. Хороших людей. Образованных людей. Добрых людей. Честных людей. Уникальных людей.
       На днях я зашел на Биофак МГУ и понял, что впервые за 20 лет моих визитов в Университет, идя по коридору, я слышу из-за дверей настоящий женский плач, грустные разговоры, всхлипы. Мужчины просто пьют и молчат. Я слышу это из-за многих дверей. Здесь. Там. Слева. Справа. За углом. Позади. В коридорах МГУ. По всей стране.

       Я перечислю тех, кого лично знаю:

       ...Девушка, закончила биофак 3-4 года назад, поступила в аспирантуру, преподает студентам, убирает за ними, готовит для них программу лабораторных. Когда выяснилось, что надо выбирать: либо делать свою аспирантскую работу, либо заниматься со студентами, она решила, что диссертация подождет, а студенты нет - продолжила преподавать, устроилась на ставку. Поскольку деньги это никакие, то её дополнительно устроили на полставки. Поскольку это все равно очень маленькие деньги для Москвы, то она стала подрабатывать вечерами и по субботам еще на полставки в медицинском институте. Итого 6 дней в неделю с утра до вечера в двух разных местах она зарабатывала 25 000 в месяц. Сегодня я узнал, что в МГУ ей сократили полставки. В меде зарплату уменьшили на 75%. Чтобы она не ушла из меда, там преподаватели из своих личных денег решили ей платить. Теперь осталось 15 000 руб в месяц. Плачет. Теперь денег не хватит. Наверное уйдет. А в университете не будет хорошего преподавателя.

       ...Её подруга, иногородняя, третий год аспирантуры кончился, до защиты еще год - реформируют ВАК - а плата за общежитие возросла до 10 000 руб., а стипендия в 2 000 руб. уже не положена, в лабораторию взяли на полставки, чтобы помочь – 5 000 руб. в месяц. Ей все равно приходилось подрабатывать чисткой аквариумов и уходом за рыбами в офисах. Теперь уволили. Эта не плачет, а просто смотрит в окно и молчит. Займет денег у родителей, защитится и уедет в Филадельфию. Будет подымать американскую науку.

       ...Еще одна аспирантка, защитилась, не может найти работу, всюду ставки "заморожены", а ВАК выдает корочку о защите 10 месяцев, все это время человек подвешен. И не кандидат наук еще. А вроде уже и кандидат. Ставок нет. А даже если бы и были - 10 000 руб в месяц. Дорога на работу в месяц 2000 руб. Обед на работе - 3000 руб. Квартплата 4000 руб. Уйдет работать в клинику. В науке еще одним кандидатом наук меньше.

       ...Четвертая девушка, замужем, муж еще студент, чтобы были деньги, она занимается репетиторством, у нее 10 учеников в неделю по всей Москве, каждый вечер, 7 дней в неделю. Не хватает денег. Она еще работает в двух местах на полставки в светлое время суток. Получается 40 000 рублей на двоих. Для Москвы еле-еле хватает. Все это ради того, чтобы не уходить из науки. На написание диссертации и науку сил едва хватает. Без этих ставок она уйдет из науки. В офис, с университетским образованием.

       ...Молодой здоровый мужчина, 39 лет, талантливый преподаватель, водолаз, спортсмен, работал в МГУ 10 лет, возил студентов на практику летом, когда все остальные ездили отдыхать на Кипр, вечерами вел семинары у первокуров, работал на электронном микроскопе, очень хорошо работал, делал профессиональные снимки. 12 000 руб в месяц. Как мог, подрабатывал: сутки через трое дежурил в МЧС на спасательной станции "Текстильщики", доставал трупы со дна. Когда Шойгу стал наводить дисциплину, уволили - не мог выходить на внеочередные дежурства, мешали занятия со студентами. Потом лазил по деревьям, пилил сучья, чистил крыши, перепилил себе руку, выздоровел, сломал ногу в двух местах, выздоровел, упал с крыши, повредил позвоночник, выздоровел. Терпение кончилось. Ушел в бизнес. Обидился на МГУ. Сейчас вижу его в баре на "Тверской" в перерывах между заказами, говорит, что так и надо всей РАН и МГУ – озлобился, не разбирает, где чиновники с ректорами, а где наука с порядочными людьми. Сейчас у него в Торонто выставка фотографий. Там же его приглашают на работу. В Москве целая контора с большим доходом. Он создал фирму, где подрабатывают десятки молодых ученых из МГУ. Рискуют жизнью на верхотуре, чтобы оставаться в науке. А он мог бы создать институт. Вот снова в науке не досчитались талантливого доктора наук, возможно директора института или даже член-корреспонде́нта.
        ...Пожилой преподаватель, заслуженный ученый, широко известный в кругу генетиков человек, чьим именем назван открытый им новый вид дрозофилы. Этот ученый преподавал всю жизнь, возил студентов на практику, когда другие люди уходили в отпуск, ученый, который пожертвовал научной карьерой ради образования студентов и аспирантов. Даже такого ученого уволили из МГУ "за отсутствие научных статьей". Одним ученым меньше. И многими его учениками.  
        …Директор института общей и неорганической химии в Москве собрал коллектив института и объявил, что им запретили субаренду, но денег вместо этого не выделили, и после того как все субарендаторы ушли, стало нечем платить за электричество и отопление, сказал, готовиться к худшему. Будут закрывать. Еще одним институтом меньше.
        Я могу описать не меньше сотни разных судеб людей, молодых и старых, которые на моих глазах окончили МГУ, МФТИ, МИФИ и ушли из науки, ушли вникуда, в ширпотреб офиса или за границу. Десятки состоявшихся ученых, которых выбросили на помойку.
       Это хуже, чем черная осень 1993 года, тогда барелль нефти стоил $8, тогда не платили денег, но просили остаться, давали подработать, старались сохранить, уважали. Это черная осень 2013 года, теперь нефть - $120, но эти деньги идут охранникам, силовикам, чиновникам, кадровикам - которые теперь не только денег не платят, но и работать не дают, и ноги вытирают, и в душу лезут. 
       За последние 100 лет такое происходило еще 3 раза: в царской России, в кайзеровской Германии и в Гитлеровском Рейхе. Все эти уволенные преподаватели, ученые, аспиранты, студенты смотрят на нас из книг Ремарка, из “Жизни Клима Самгина” Горького и со странниц многих других произведений. А еще это было в “Трудно быть богом”. Все эти разы это кончалось фатально. И для страны. И для народа. И для кайзера. Неужели очередной раз подходит?
       Я пока не знаю, чем помочь всем этим уволенным людям. Но я думаю об этом. И, поверьте, еще много-много молодых людей и девушек по всей России ценят то, что они делали, и так же сейчас думают, как им помочь. Они придумают. Они постараются. Они справятся, нет, не завтра, но скоро. Наши преподаватели хорошо нас учили. Знаете, одни нобелевский лауреат писал, как было тяжело во Франции во времена нацистской оккупации. Тогда было гораздо хуже, но они тогда тоже думали-думали – и справились. И победили. У нас будет не хуже. Потому что за нами Правда.

Комментариев нет:

Отправить комментарий